Раздел 6. Организация учета злодеяний и ущерба, нанесенного немецко-фашистскими захватчиками

При освобождении районов Ленинградской области от гитлеровских захватчиков и их союзников первоочередной задачей была скорейшая помощь ограбленным, лишившимся жилья и имущества людям (Ф. 210. Оп. 3. Д. 63. Л. 2). Но не менее важным было установление следов преступлений и конкретных виновников.

2 ноября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и по учету ущерба, причиненного ими предприятиям, общественным организациям, совхозам, колхозам, учреждениям и отдельным гражданам (ЧГК). Положение о ЧГК было утверждено Советом Народных Комиссаров СССР 16 марта 1943 года. В местные ЧГК (областные, районные, городские) включались не только представители советских и партийных органов, но и специалисты в области архитектуры, журналисты, писатели, священники, сотрудники органов НКВД и НКГБ.

Основными документами, созданными в деятельности ЧГК, являлись акты, составленные на основе материалов расследований, опросов и заявлений очевидцев (Ф. 260. Оп. 1. Д. 27. Л. 182). Первичный опрос нередко проводился представителями военного командования, работниками политотделов дивизий и армий, освобождавших территорию области, партизанами.

Ленинградский обком ВКП(б) направлял в освобожденные районы руководящие материалы для организации работы местных комиссий. 16 апреля 1943 г. секретарем обкома ВКП(б), председателем Ленинградской областной ЧГК Т.Ф. Штыковым председателям районных комиссий была направлена информация об основных задачах комиссии согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР и Положению о ЧГК (Ф. 187. Оп. 4. Д. 9. Л. 1-2).

23 февраля 1944 года секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Г.Х. Бумагин информировал секретарей парткомов освобожденных от оккупации районов области о необходимости создания комиссий. К письму прилагалось инструктивное письмо об организации подсчета размеров ущерба (Ф. 184. Оп. 1. Д. 97. Л. 12; Ф. 176. Оп. 5. Д. 5. Л. 57-58).

Переписка между Ленинградом и районами показывает, что сроки окончательного учета совершенных злодеяний и нанесенного ущерба сдвигались по объективным причинам: значительный объем работы и ее сложность, параллельное выполнение множества задач по восстановлению народного хозяйства.

В телеграмме председателю Чудовского райисполкома и первому секретарю Чудовского райкома ВКП(б) от 1 апреля 1944 года облисполком и обком ВКП(б) упрекали районных руководителей за медлительность и требовали в тот же день представить акт районной ЧГК о злодеяниях и нанесенном ущербе, а к началу весеннего сева закончить работу по составлению актов о материальном ущербе по колхозам, предприятиям, учреждениям района с представлением в Ленинград к 1 мая 1944 года (Ф. 176. Оп. 5. Д. 7. Л. 147). В действительности составление последних затянулось до декабря, а присланные ранее акты требовали исправлений (Ф. 176. Оп. 5. Д. 7. Л. 149-150). Надо отметить, что акты об ущербе и убытках, причиненных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в колхозах Чудовского района ранее составлялись 25 июня 1943 года (Ф. 176. Оп. 4. Д. 8. Л. 28-33) и 15 ноября 1943 года (Ф. 176. Оп. 4. Д. 8. Л. 56-58об.) – районная ЧГК официально начала работу только в октябре 1943 года (Ф. 176. Оп. 6. Д. 14. Л. 19).

Кроме этого, в начале апреля 1944 года местное руководство в трехдневный срок должно было передать радиограммой сведения о количестве расстрелянных, повешенных, угнанных в немецкое рабство мирных гражданах, уничтоженных населенных пунктах, жилых домах, хозяйственных постройках, колхозах района (Ф. 176. Оп. 5. Д. 7. Л. 147-147об.). Поспешность вела к ошибкам, поэтому в радиограмме от 14 апреля 1944 года Ленинградский обком ВКП(б) предлагал сначала составить акты по одному – двум колхозам и нарочным выслать эти акты на утверждение в областную комиссию.

Объем работы показывают сообщения Батецкого райкома ВКП(б) в обком партии о том, что на 22 октября 1944 года было зарегистрировано 100 индивидуальных актов ущерба на общую сумму 11.421.685 рублей 54 копейки, на 11 ноября 1944 года – 450 индивидуальных актов ущерба и 17 актов о злодеяниях, на 15 декабря 1944 года – 151 колхозных актов ущерба и 1100 индивидуальных (Ф. 184. Оп. 1. Д. 97. Л. 17-18, 22). 10-11 декабря 1944 года областная комиссия содействия ЧГК требовала от председателя Батецкой районной комиссии ускорить учет ущерба и расследование злодеяний, установив окончательный срок представления материалов – 20 декабря 1944 года, а также устранить арифметические и фактические ошибки при определении сумм ущерба (Ф. 184. Оп. 1. Д. 97. Л. 19-20). Средне-областные сведения о ценах на строения различного типа, продукты сельского хозяйства, скот, лесонасаждения направлялись в районные комиссии областным руководством (Ф. 187. Оп. 4. Д. 9. Л. 7-8).

Уже 29 января 1944 года в Новгороде начала работу Ленинградская областная ЧГК под руководством секретаря обкома ВКП(б), члена Военного совета Волховского фронта генерал-лейтенанта Т.Ф. Штыкова. 13 сентября 1944 года на заседании бюро Новгородского обкома ВКП(б) как орган содействия ЧГК была утверждена Новгородская областная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и учету ущерба, причиненного ими (Ф. 260. Оп. 1. Д. 8. Л. 41).

15 декабря 1945 года областная ЧГК подвела итоги своей работы. По ее данным общий ущерб, причиненный хозяйству области в денежном выражении, составил 36.503.687.000 рублей, в том числе колхозам – более 5 миллиардов рублей, государственным предприятиям и учреждениям – 12,2 миллиарда рублей, гражданам – 19,1 миллиарда рублей. За время оккупации гитлеровцы и их союзники сожгли 72676 строений в колхозах, 7585 строений у государственных предприятий и учреждений культуры, 92805 жилых домов у граждан (Ф. 260. Оп. 5. Д. 210. Л. 13).

Согласно обвинительному заключению Главного военного прокурора Верховного Суда СССР по делу участников зверств и злодеяний на территории Новгородской области, в Новгородской области немецкие захватчики и их сообщники уничтожили и разрушили 7656 строений, в том числе 2695 жилых домов, 288 промышленных предприятий, 11 электростанций, 173 лечебных учреждения, 198 театров, клубов, красных уголков, 120 церквей, 89 магазинов. Общий размер ущерба по данным на 1947 год составил 24.855.207.000 рублей («…И ничто не забыто». С. 101).


Документы