Главная   Раздел 1   Раздел 2   Раздел 3
Иван Иванович Сергунин – Герой Советского Союза,
советский и партийный руководитель Новгородской области,
Почётный гражданин Великого Новгорода
(к 100-летию со дня рождения)

Раздел 1. Военные годы

Иван Иванович Сергунин родился 12 августа 1916 г. (по новому стилю) в д. Виткулово Павловского уезда Нижегородской губернии (ныне Сосновского района Нижегородской области). В семье было четверо сыновей и две дочери. Село Виткулово относилось к промышленному колхозу, жители которого летом работали в сельском хозяйстве, а зимой – на фабрике. Отец И.И. Сергунина до революции был кустарём-кузнецом, вырабатывающим напильники, в советское время работал заведующим производством на фабрике.
В 1931 г. И.И. Сергунин окончил семилетнюю школу в посёлке Сосновское, там же вступил в комсомол в 1930 г. С мая 1931 по ноябрь 1932 г. работал секретарём Виткуловского сельсовета. В 1932 г. по мобилизации комсомольцев он выехал на строительство Нижегородского автомобильного завода. На четырёхмесячных курсах школы фабрично-заводского обучения молодой рабочий освоил специальность токаря-фрезеровщика, трудился в инструментально-штамповочном цехе. В 1934 г. Иван Иванович получил среднее образование в вечерней «десятилетке». Один год он учился в Горьковском индустриальном институте имени Жданова, но был исключён со второго курса за непосещение занятий. На заводе в это время осваивали выпуск нового автомобиля М-1 – Иван Иванович иногда по пять дней не выходил с завода, и на учёбу не оставалось времени.
В 1937 г. И.И. Сергунин был призван в Рабоче-крестьянскую Красную армию, окончил четырёхмесячную школу младшего командного состава при 25-м инженерном батальоне в Горьком с присвоением звания «заместитель политрука». В июне 1938 г. он был направлен в Ленинградское военно-инженерное училище. Здесь в августе 1939 г. И.И. Сергунин стал членом ВКП(б). После окончания училища в октябре 1939 г. Иван Иванович был направлен командиром электротехнического взвода инженерного батальона в Ростов-на-Дону. После пяти месяцев службы он был переведён на ту же должность в 278-й инженерный батальон, через четыре месяца – в 150-й отдельный сапёрный батальон (Новороссийск). Здесь бойцы и командиры батальона работали на укреплении береговой пограничной линии.
В июле 1940 г. батальон получил приказ о направлении в Литовскую ССР для работ на строительстве оборонительных сооружений вдоль новой государственной границы СССР. Здесь батальон вошёл в 78-й строительный участок. Штаб батальона разместился в городе Шакяй в 8 километрах от границы. С апреля 1941 г. И.И. Сергунин – командир электротехнической роты.
В июне 1941 г. рота И.И. Сергунина работала на оснащении дотов «Москва» и «Правда». Рота обеспечивала строительные площадки электроэнергией от дизельных электростанций, отвечала за бесперебойную работу землеройных, дорожных, строительных машин и механизмов. Бойцы монтировали в долговременных сооружениях насосные и электрические станции, подъёмники, лифты, лебёдки (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. Л., 1985. С. 8).
Как вспоминал И.И. Сергунин, в последние дни перед началом Великой Отечественной войны на участке государственной границе, который проходил вдоль небольшой реки Шушупе, происходили частые нарушения: раздавались одиночные выстрелы и пулемётные очереди, пограничники задерживали подозрительных лиц. Но строительные работы не прерывались – в субботу 21 июня электротехническая рота вновь работала в 400 м от границы.
Ночью 22 июня 1941 г. в квартире младшего лейтенанта И.И. Сергунина раздались звонки – это был сигнал о нарушении границы. В 4 часа утра немцы начали обстрел укреплений – началась Великая Отечественная война. Гарнизон Шакяя оказался под ударом наступающих гитлеровских частей. По приказу командира батальона и одновременно начальника гарнизона майора Видовича И.И. Сергунин взял на себя командование батальоном для организации его отхода в Каунас. В 7-8 часов утра он выехал к новому месту дислокации, двигаясь на легковой машине по просёлочным дорогам. И.И. Сергунин командовал батальоном весь период отхода с боями по направлению Каунас – Вильнюс – Минск – Витебск.
Первое боевое крещение Иван Иванович получил в конце июня 1941 г. на дороге Минск-Борисов: здесь по приказу начальника гарнизона Борисова личный состав батальона был придан полку с задачей уничтожения немецкого десанта. У Барановичей колонна батальона подверглась авианалёту. И.И. Сергунин был ранен осколком в ногу, но остался в строю. В Витебске он был назначен начальником строительства укреплений под Невелем, где работал до 13 июля.
В июле 1941 г. немецкие части обошли Невель, окружив находившиеся там советские войска. В числе окружённых оказался и 150-й отдельный сапёрный батальон. Получив сообщение о появлении в тылу солдат противника, И.И. Сергунин вывел строителей в Невель, а затем на дорогу к Великим Лукам, которая была ещё свободна – немцы стояли уже в 12 километрах.
По предложению комиссара инженерного управления Западного фронта полковника Попова И.И. Сергунин согласился остаться в тылу противника для ведения диверсионной работы. 14 июля 1941 г. начальник строительного управления № 78 военинженер 2-го ранга А.П. Глушко дал задание воентехнику 1-го ранга В.А. Паутову «сформировать группу добровольцев из подрывников и сапёров и отправиться из Топоров в район Стайки, где произвести диверсионные работы с целью задержать движение моточастей немцев» (Никитенко Н.В. «Мы обязательно победим…» (По страницам дневника штаба партизанского отряда имени Чкалова, созданного под Невелем в июле 1941 г.) // Псков. 2015. № 43. С. 198). 15 июля группа Паутова-Сергунина (16 человек) выдвинулась к шоссе, но из-за интенсивного движения не смогла совершить диверсию. Вернувшись в д. Большие Залоги, группа встретила другую группу из 4 человек, направленную за линию фронта Управлением начальника строительства № 210 (УНС-210) под командованием политрука С.Д. Пенкина с заданием по формированию партизанских отрядов.
Вечером 15 июля на объединённом собрании личного состава командиром нового отряда им. Чкалова был избран С.Д. Пенкин, его заместителем – В.А. Паутов, начальником штаба – И.И. Сергунин. Всего в отряде находилось 32 человека, в том числе секретари местных райкомов ВКП(б). Отряд был хорошо вооружён, имел в своём распоряжении 2 танка, автомашины, на которых партизаны ездили на диверсии, большие запасы тола. Необходимое для машин топливо партизаны находили на местах боёв, брошенное отступающими частями Красной армии – его хранение было организовано на бензоскладах в землянках. В течение всего периода существования отряда И.И. Сергунин вёл дневник штаба и другую документацию отряда, которая сейчас находится в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга (далее – ЦГАИПД СПб).
До конца октября 1941 г. отряд им. Чкалова действовал на территории Невельского, Пустошкинского, Себежского районов Калининской области РСФСР и прилегающей к ним территории Белорусской ССР (Россонский район Витебской области). За этот период бойцы отряда подорвали более 100 автомашин с военными грузами и живой силой противника, 4 танка, 3 артиллерийских тягача, 2 железнодорожных моста, разгромили 2 железнодорожные станции и 4 вражеских гарнизона, произвели более 60 взрывов на шоссейных дорогах. Отряд самостоятельно определял цели диверсий и вёл политическую работу среди населения временно оккупированных районов, устанавливал связь с патриотами и ставил им задачи по борьбе с гитлеровцами, истреблял предателей (Никитенко Н.В. «Мы обязательно победим…». С. 197, 202, 204).
Будучи начальником штаба отряда, И.И. Сергунин также участвовал в выполнении диверсионных заданий. Так, в ночь с 1 на 2 августа 1941 г. группа под его командованием установила 12 мин на шоссе Себеж-Невель и разминировала минное поле между селениями Боканиха-Заусвечье, так как его расположение было известно немцам. На поле было собрано 410 мин. 4 и 6 августа на заминированных участках подорвались немецкие автомашины – противник был вынужден усилить охрану шоссе. 7 августа И.И. Сергунин вновь возглавил диверсионную группу, которая отправилась на шоссе Невель-Себеж в район д. Клиновое с задачей взорвать трубу. Впоследствии И.И. Сергунин писал о своей деятельности в отряде в личном дневнике: «Я организовал подрыв 14 мостов деревянных и 2-х железнодорожных, из них лично взорвал 6 мостов, десятки раз ходил минировать шоссе и большаки» (Никитенко Н.В. «Мы обязательно победим…». С. 206).
23 сентября в лагере партизан на острове среди болот (вблизи д. Лоево), где отряд укрылся от карательной экспедиции, состоялось партийное собрание отряда. На собрании было избрано партбюро отряда в составе С.Д. Пенкина, И.И. Сергунина, М.Л. Воскресенского, П.А. Кумриди, Вугмана. Как секретарь партбюро Иван Иванович занимался организацией партийно-политической работы с партизанами и местным населением. Им были подготовлены листовки-обращения к населению оккупированных Невельского и Россонского районов с призывами к сопротивлению и разоблачением немецкой пропаганды (Никитенко Н.В. «Мы обязательно победим…». С. 206).
 24 октября 1941 г. командование отряда, проанализировав сложившуюся в тылу противника обстановку и отметив нехватку боеприпасов и продовольствия, приняло решение о выходе в советский тыл. В.А. Паутов вспоминал: «На первых порах шли быстро, без помех, но когда приблизились к железнодорожной ветке Новосокольники-Ленинград, начались стычки с подразделениями охранных войск. 1 ноября на наш след напал крупный карательный отряд» (Мосолов Н.В. Необычный рейд. М., 1972. С. 43). В ночь с 9 на 10 ноября, разбившись на группы, отряд по тонкому льду форсировал реку Ловать. У д. Ольховка состоялась встреча группы отряда с конной разведкой 2-й особой партизанской бригады штаба Северо-Западного фронта.
В ноябре в Серёжинском районе Калининской области отряд им. Чкалова (182 человека) влился в состав 2-й ОПБ как 6-й отряд командира С.Д. Пенкина – комиссара И.И. Сергунина. Вторую половину ноября и декабрь 1941 г. 2-я ОПБ рейдировала в Пеновском и Ленинском (Андреапольском) районах Калининской области, Молвотицком районе Ленинградской области, вела диверсионную и разведывательную работу в треугольнике Молвотицы-Андреаполь-Холм.
В январе 1942 г. Иван Иванович покинул отряд – с этого времени он работал инструктором политического отдела 2-й ОПБ. Политотдел бригады с ноября возглавлял М.Л. Воскресенский, бывший боец отряда им. Чкалова. В задачи политотдела входили организация крестьянских сходов, распространение листовок среди населения, поддержка красноармейских и партизанских семей. Когда был получен текст доклада И.В. Сталина на торжественном собрании в Москве, посвящённом 24-й годовщине Октября, работники политотдела ознакомили с ним жителей 27 населённых пунктов (Мосолов Н.В. Необычный рейд. С. 65).
9 января 1942 г. войска левого крыла Северо-Западного фронта начали Торопецко-Холмскую наступательную операцию. 10 января части 249-й стрелковой дивизии вошли в посёлок Пено, 16 января 4-я ударная армия овладела Андреаполем, 21 января был освобождён Торопец. Отряды 2-й ОПБ содействовали наступающей 360-й стрелковой дивизии и вели бои на большаке Торопец-Холм, организовали диверсии на участке железной дороги Торопец-Великие Луки. 17 января 1942 г. бригада соединилась с частями дивизии, а 18 января вновь ушла за линию фронта.
По приказу начальника штаба фронта генерал-лейтенанта Н.Ф. Ватутина 2-я ОПБ (400 человек) была направлена в глубокий рейд по тылам противника в Новосокольнический, Пустошкинский, Кудеверский, Опочецкий, Локнянский районы Калининской области. В феврале 1942 г. влиянием бригады были охвачены десятки населённых пунктов, при её поддержке формировались и действовали местные партизанские отряды. Чтобы обезопасить от предательства сторонников советской власти после ухода 2-й ОПБ, политработники бригады, в том числе И.И. Сергунин, проводили сходы крестьян, на которых выносились специальные постановления-«приговоры». Эти документы скрепляли подписями все жители деревни. «Приговор» обязывал давать сведения о противнике, запрещал разглашать данные о частях Красной армии и партизанах, выполнять немецкие приказы, требовал беспощадно уничтожать полицейских, старшин, старост и грозил возмездием за любую помощь врагу. За невыполнение «приговора» несли ответственность все жители деревни по законам военного времени (Мосолов Н.В. Необычный рейд. С. 101-102).
9 февраля 1942 г. в д. Морозово Новосокольнического района И.И. Сергунин был назначен командиром группы в 7-м отряде с исполнением обязанностей инструктора политотдела для наведения порядка и поднятия воспитательной работы. В отряде, который был сформирован из военнопленных, процветало групповое дезертирство, отмечались случаи невыполнения заданий и панибратства. Иван Иванович принял группу «самую отсталую и недисциплинированную – из пленных дезертиров», а через две недели стал комиссаром 7-го отряда (командир отряда – М.Ф. Ганев) (Никитенко Н.В. Партизанские комиссары: люди и судьбы. Псков, 2013. С. 102).
В начале марта 1942 г., когда бригада находилась в Опочецком районе, противник организовал крупную карательную экспедицию с применением авиации и артиллерии. 9 марта 2-я ОПБ вышла из боя с задачей отрыва от карателей. В тот же день на совещании командиров комбриг А.М. Литвиненко приказал отряду Ганева-Сергунина после небольшого отдыха ускоренным маршем двигаться на запад в Идрицкий и Невельский районы, чтобы сбить с толку преследователей и посеять панику в местных гарнизонах, выдав партизан за одно из подразделений наступающей Красной армии. Ночью отряд выступил в рейд.
После войны И.И. Сергунин вспоминал: «Подвижность нашего отряда зимой была велика. Быстро появляясь, он громил комендатуры, управы и уходил за ночь по хорошо наезженным дорогам на сорок-пятьдесят километров. Направление меняли каждый день» (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 125). За 10 суток отряд Ганева-Сергунина прошёл 400 километров, дважды вступал в бой с преследующими его карателями в с. Рудня и д. Большое Нижнее. 20 марта отряд Ганева-Сергунина соединился с бригадой в д. Рубцово. Форсировав реку Ловать, 22 марта 1942 г. 2-я ОПБ вышла в советский тыл на переформирование.
24 мая 1942 г. обязанности командира 2-й ОПБ, которая в это время находилась в д. Большое Гвоздово Калининской области, принял старший лейтенант А.В. Герман (ранее – начальник разведки 2-й ОПБ), комиссара – политрук С.Д. Пенкин, начальником штаба бригады был назначен воентехник 1-го ранга В.А. Паутов (Бурьянов Н.А. 3-я Ленинградская сражается / Не сломленные бурей. Партизаны и бойцы незримого фронта в битве за Ленинград / Сост. Н.В. Масолов. М., 1975. С. 119; Воскресенский М.Л. Герман ведёт бригаду. Воспоминания партизана. Л., 1965. С. 79). В июне 1942 г. в составе бригады находились штабные отделы и службы и три отряда: отряд № 1 В.О. Тарасюка – С.Л. Леонова, отряд № 2 Н.А. Бурьянова – И.Т. Романова, отряд № 3 М.Ф. Ганева – И.И. Сергунина.
В начале июня 1942 г. бригада была выдвинута к линии фронта в Поддорский район Ленинградской области, но задержана до особого распоряжения. 7 июня командование бригады получило приказ о возвращении в район Осташкова. С 17 июня по 28 июля 1942 г. бригада, переименованная в 3-ю Ленинградскую партизанскую бригаду в связи с переподчинением Ленинградскому штабу партизанского движения (далее – ЛПШД), находилась в д. Буковицы южнее Осташкова. 6 июля М.Ф. Ганев был отозван на должность начальника штаба бригады, и отряд возглавил младший лейтенант И.В. Крылов. 7 июля 1942 г. в связи с прибытием пополнения бригада была переформирована из трёх отрядов в четыре, в связи с чем отряду Крылова-Сергунина был присвоен № 2 (ЦГАИПД СПб. Ф.0-116. Оп.1. Д.1581. Л.36-36об., 43).
28 июля 1942 г. бригада вновь выступила к линии фронта и вечером 5 августа в полосе 27-й армии Северо-Западного фронта в районе шоссе Старая Русса-Холм на участке шириной не более 100 метров с боем перешла в тыл противника. В арьергарде следовал отряд Крылова-Сергунина (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 143). После перехода линии фронта в 1,5 километрах от кромки было преодолено почти непроходимое Рдейское болото. Миновав деревни Сосново и Заполье, бригада вошла на территорию Партизанского края в районе д. Папоротно. Здесь заместителем начальника опергруппы ЛШПД при Военном совете Северо-Западного фронта А.А. Тужиковым бойцам и командирам 3-й ЛПБ были вручены ордена и медали, которыми они были награждены приказом войскам фронта от 30 июля 1942 г. № 0905. Свою первую боевую награду – орден Красной Звезды – получил и И.И. Сергунин. В наградном листе, подписанном А.В. Германом и С.Д. Пенкиным, указано: «В тылу врага оставлен по спец. заданию. С 14-го июля 1941 г. работал начальником штаба партизанского отряда им. Чкалова, действующим в Невельском районе, под его руководством подорвано 14 мостов, 10 автомашин и 1 танк. В настоящее время работает комиссаром отряда 2-й О.П.Б. Под его руководством отряд разгромил фашистский карательный отряд в Идрицком районе, где было уничтожено до 40 гитлеровцев, без единой потери со стороны партизан. Т. Сергунин в боях личным примером воодушевляет весь личный состав» (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф.33. Оп.682524. Д.137. Л.142; ЭБД «Подвиг народа в Великой Отечественной войны»).
Партизанский край, созданный осенью 1941 г., охватывал территорию в 9600 квадратных километров, где в мирное время находились 30 сельсоветов и 170 колхозов. В 1941-1942 гг. «край стал своеобразной колыбелью партизанского движения. Здесь вырабатывалась тактика партизанской борьбы, проверялись наиболее целесообразные её формы. Здесь формировались, обучались […] многие отряды и бригады. Здесь получили практический опыт борьбы практически все руководители партизанских частей и соединений Ленинградской области» (Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. 1941-1944. Л., 1973. С. 251). Основной силой, действовавшей в Партизанской крае, была 2-я Ленинградская партизанская бригада Н.Г. Васильева – С.А. Орлова. 3-я ЛПБ, вступив в пределы края, также переходила во временное оперативное подчинение к Н.Г. Васильеву.
Просохшие болотные дороги позволили гитлеровцам ранним утром 8 августа 1942 г. начать очередную (четвёртую) карательную экспедицию против Партизанского края. Операция была самой крупной по количеству задействованных войск (тройное, затем пятикратное превосходство) и самой мощной по вооружению (противник активно применял авиацию, танки и артиллерию).
Отряды 3-й ЛПБ держали оборону по берегу реки Полисть, вблизи д. Вязовка. Бои в районе д. Серболово шли шесть дней – немцы стремились форсировать реку. 17 августа противник ввёл в бой подкрепления и захватил переправу в 800 метрах западнее д. Папоротно. Появление карателей на фланге бригады заставило А.В. Германа отвести партизан на новый рубеж обороны (правый берег реки севернее д. Папоротно).
19 августа 1942 г. на основании распоряжения штаба фронта были переименованы отряды 3-й ЛПБ: отряд № 2 Крылова-Сергунина получил № 52. 20 августа И.В. Крылов был назначен начальником штаба бригады, а М.Ф. Ганев вновь переведён на должность командира отряда № 52. Выполняя задачу по уничтожению переправившихся через реку Полисть карателей, в ночь на 22 августа 1942 г. 3-я ЛПБ совместно со 2-м полком 2-й ЛПБ разгромила гарнизон в д. Вязовка.
Несмотря на трудное время боёв с карателями, в 3-й ЛПБ строго поддерживались порядок и дисциплина. В приказе по бригаде от 26 августа 1942 г. резкой критике была подвергнута распущенность некоторых бойцов, которые ходили незаправленными, с расстёгнутыми воротничками и грязными, нарушали уставные требования обращения к командиру и доклада о выполнении приказания и др. Ответственность за нарушения бойцов несли командиры отрядов: командиры отрядов №№ 51 и 52 были подвергнуты 10-дневному аресту с исполнением служебных обязанностей с вычетом 50 % содержания.
Положение партизан в крае ухудшалось по мере продвижения противника. А.В. Герман принял решение вывести бригаду в новый район действий. 2 сентября 1942 г. 3-я ЛПБ была разделена на две группы. Отряды №№ 52 и 54 были включены во вторую группу, которая под командованием Д.В. Худякова и М.Л. Воскресенского должна быть прикрывать выход из Партизанского края основных сил бригады, удерживая район д. Татинец (ныне граница Поддорского района Новгородской области и Дедовичского района Псковской области). В воспоминаниях И.И. Сергунин так описывал Татинский перешеек: «Если вы посмотрите на карту Новгородской области, то южнее Белебёлки увидите узкую полосу суши, уходящую в глубь пространных безлесных болот. В конце этой полосы умудрилась разместиться деревня Татинец. Крайние дома её примыкали прямо к болоту. И вот этой сухой полоской днём и ночью, под постоянным обстрелом артиллерии и бомбёжкой с воздуха, отходили в болото отряды с обозами, ранеными и мирным населением Партизанского края» (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 158).
Документы показывают, что после месяца непрерывных боёв в отрядах отмечался упадок в стойкости, упорстве и боеспособности, распространялись ложные сведения о прорывах противника. 4 сентября отряд № 52 без приказа оставил хорошо укреплённый рубеж обороны на опушке леса в 900 метрах северо-западнее д. Перстова и на левом берегу реки Полисть в районе д. Беседки. За этот поступок 7 сентября командир отряда М.Ф. Ганев был отозван в распоряжение начальника штаба бригады, командование отрядом принял И.И. Сергунин (комиссаром отряда стал красноармеец С.У. Григорьев). 6 сентября оба отряда вновь без приказа отошли с линии обороны – левого берега ручья Жахаренка.
В приказе от 8 сентября 1942 г. командование обращалось к командирам отрядов: «За последнее время бригада в лице отрядов №№ 52 и 54 позорно смазала своё лицо. Вспомните бои на правом берегу р. Полисть в районе д.д. Серболово – Починок, где бригада дралась неплохо. Вы совершали чудеса. Куда девалась боеспособность, куда девалась ответственность перед Родиной? Откуда взялось паническое настроение, боязнь перед немцами? Бросить навсегда панику и боязнь; взяться по-серьёзному за боевую деятельность по уничтожению врага и защите Партизанского края» (ЦГАИПД СПб. Ф.0-116. Оп.1. Д.1581. Л.100). Приказ требовал от командиров ужесточить дисциплину, проявлять больше инициативы и тактического нахальства, вести систематическую разведку, тщательно продумывать схему обороны, держать тесную связь внутри отряда, между отрядами и со старшим начальником. Отряды должны были вернуться на прежний рубеж обороны, оседлать дороги Беседки-Татинец, Серболово-Татинец, Перстова-Ухошино, уничтожать из засад живую силу и технику противника.
Тем не менее, 3-я ЛПБ была вынуждена полностью оставить территорию Партизанского края. 26 сентября 1942 г. в районе д. Дворьково Стругокрасненского района произошло воссоединение бригады под командованием А.В. Германа (278 человек). В результате боёв в Партизанском крае 3-я ЛПБ понесла значительные потери: 33 человека убитыми, 8 – пропавшими без вести, более 100 – ранеными. Общие потери составили более ¼ личного состава и стали наибольшими за всю историю бригады.
Осень 1942 г. после разгрома Партизанского края была очень тяжёлым временем в истории партизанского движения в Ленинградской области. Основной проблемой партизан стало отсутствие продовольствия. В 1944 г. И.И. Сергунин свидетельствовал о тех неделях, когда 3-я ЛПБ двигалась в новый район действий: «Прошли Псковский и Порховский районы и вышли в Стругокрасненский район. Вышли в район Радиловского озера. Его называли братской могилой партизан. Шли мы голодные. Жили на траве и капусте с огородов. Фронт стабилизировался. Наступления не было. Не было и передвижения частей гарнизонов. Немцы имели возможность отправить свои части на отдых и заселили все деревни своими частями. Продукты нельзя было нигде достать. С воздуха тоже ничего не получали. Да мы и считали неудобным просить продовольствие из советского тыла. Боеприпасы ещё нам подбрасывали. […] Попросили у Ленинградского штаба партизанского движения разрешения выйти из этого района. Разрешение получили. Там невозможно было жить. У нас по 6-7 человек умирали с голоду ежедневно, да и действовать было трудно. Пойдут партизаны на железную дорогу. Нужно нести боеприпасы, тол. И не возвращаются. Гарнизон разобьём – заправимся немного. Потом (немцы – В.К.) опять ставят гарнизон и ещё больше его укрепят» (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.201. Л.55об. – 56).
Во второй половине сентября 1942 г. 3-я ЛПБ была блокирована карателями на острове Голодай в Карамышевском районе (у дельты реки Мараморочки), окружённом со всех сторон болотами. Возможные пути выхода из него были перекрыты гарнизонами и засадами противника, связанными полевой телефонной сетью. 22 сентября 1942 г. для оказания помощи бригаде в неё были заброшены батальонный комиссар Н.С. Касьян из Политуправления фронта и оперативная группа УНКВД СССР по Ленинградской области во главе с лейтенантом госбезопасности А.Ф. Кадачиговым. А.Ф. Кадачигов организовал разведку ближайших деревень с целью поиска продовольствия и возможности выхода из окружения. Перед выходом бригады с Голодая для отвлечения противника им была спланирована операция по уничтожению немецких офицеров, отдыхавших на курорте у д. Красные Щеки (Комбриг Карицкий – чекист и партизан / Сост. О.П. Аксёнов. СПб., 2013. С. 30-33).
28 сентября 3-я ЛПБ получила разрешение на выход в новый район действий Пожеревицы-Славковичи-Ясно, куда прибыла к 9 октября 1942 г., перейдя железную дорогу Псков-Порхов. Основной базой бригады с конца октября стали Грамулинские леса в Порховском районе. В зону, охваченную диверсионной работой, входили Дновский, Порховский, Карамышевский, Славковский и Новосельский районы. Оценив обстановку в районе боевых действий, А.В. Герман пересмотрел тактику бригады. В своих воспоминаниях бывший начальник политотдела 3-й ЛПБ М.Л. Воскресенский так передавал слова комбрига: «Почему мы считаем, что должны иметь постоянную прописку в лесу, в лагере-стационаре? У Литвиненко лагерей не было, а дело шло. Маневр, маневр и ещё раз маневр – вот что нам необходимо сейчас, как воздух, как хлеб насущный. Быть всегда в движении, неуловимыми, быстрыми, гибкими – вот наша тактика» (Воскресенский М.Л. Герман ведёт бригаду. С. 109).
После гибели М.Ф. Ганева в ноябре 1942 г. И.И. Сергунин был комиссаром штабного отряда И.Н. Синяшкина.
Ещё 10 сентября 1942 г. Военный совет Северо-Западного фронта в постановлении «О задачах партизанского движения в полосе фронта» предписывал воссоздать 5-ю партизанскую бригаду за счёт разукрупнения 2-й бригады. Неудачи второй половины 1942 – начала 1943 г. не заставили ЛШПД отказаться от планов по развёртыванию партизанского движения в новых районах, вблизи активно используемых противником коммуникаций. Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования в приказе от 1 января 1943 года требовал расширить партизанскую борьбу в связи с наступлением Красной Армии (В тылу врага. Борьба партизан и подпольщиков на оккупированной территории Ленинградской области. 1943 г.: сборник документов. Л., 1983. С. 11-14). Согласно приказу опергруппы ЛШПД при Военном совете фронта № 018а от 21 января 1943 г. 5-ю Ленинградскую партизанскую бригаду предстояло создать на основе пяти отрядов. Фамилия комиссара бригады была вписана в приказ опергруппы рукой заместителя начальника опергруппы ЛШПД подполковника А.А. Тужикова – это была фамилия «Сергунин» (Новгородские партизаны. Партизанское движение на Новгородской земле в 1941-1944 гг.: Сборник документов и воспоминаний. Великий Новгород, 2001. С. 278, 427).
8 февраля 1943 г. А.А. Тужиков лично вылетел в расположение 3-й ЛПБ в Славковский район с задачей провести формирование 5-й бригады. 12 февраля в д. Ровняк впервые на Северо-Западе РСФСР партизанская бригада была сформирована в тылу врага, в боевой обстановке. Командование 5-й ЛПБ второго формирования принял капитан К.Д. Карицкий, который ранее командовал партизанским батальоном в 1-й особой партизанской бригаде (5-я ЛПБ первого формирования существовала в январе-июле 1942 г., вела боевые действия на территории Партизанского края и была включена в состав 2-й ЛПБ как 5-й полк).
12 февраля 1943 г. в состав 5-й ЛПБ вошли только два отряда (вместо планируемых пяти): № 66 И.И. Грозного и № 86 А.П. Нестерова. В тот же день приказом № 001 по бригаде К.Д. Карицкий назначил начальником штабы бригады майора Т.А. Новикова (бывший командир 1-й роты отряда № 66), начальником политотдела – батальонного комиссара И.И. Исакова. Этим же приказом назначались заместитель комбрига по разведке, начальники связи и хозяйственного довольствия бригады (Новгородские партизаны. С. 279). Оперативная группа УНКВД СССР по Ленинградской области была заброшена в бригаду самолётом 19 февраля 1943 г.
12-13 февраля 1943 г. оба отряда вели бои с карателями с задачей выдвинуться в новый район действий. Потеряв 11 человек убитыми, 8 – ранеными и 3 – пропавшими без вести, ночью 13 февраля бригада оторвалась от карателей и вышла в район д. Крокотино, Столыпино, Долганы. До 28 февраля 5-й ЛПБ, избегая открытых боёв, принимала груз с вооружением и боеприпасами и вела войсковую и агентурную разведку в направлении Псков-Порхов и Пожеревицы.
Весна 1943 г. была непростым периодом в жизни бригады – в это время бригада продолжала формироваться и вынуждена была вести постоянные бои с карателями. Приказ № 003 по 5-й ЛПБ от 12 марта 1943 г. требовал от личного состава «максимального напряжения духовных и физических сил» (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.30).
В начале марта 1943 г. в районе озёр Лучно Славковичского района и Чернозерье Новоржевского района в состав бригады были выброшены отряды № 99 С.Н. Чебыкина и № 100 А.И. Иванова. Активизация диверсионной работы бригады привлекла к ней внимание карателей, которые 17-27 марта вели бои с бригадой, вытесняя её из района действий (д. Станки, Феклистово, Овсейково, Панова гора).
25 марта каратели в течение 11-12 часов наступали на позиции бригады, прижимая её к реке Сороть. Чтобы запутать карателей и выйти в тыл их группировки, бригада была вынуждена дважды форсировать реку. Это был дерзкий и смелый план, выполнение которого зависело от дисциплины и выдержки партизан. Вот как И.И. Сергунин описывал день 26 марта 1943 г., когда бригада второй раз на плотах переправилась через Сороть и укрылась в перелеске: «Утром на только что покинутую нами деревню со всех сторон обрушился артиллерийский огонь. Горели дома. Вот застрекотали пулемёты и автоматы. По звукам мы определили: наступление велось двумя группами с противоположных сторон. Вскоре всё стихло. Потом заработали моторы. Каратели на машинах, мотоциклах метались по дорогам и деревням, разыскивая нас. В воздух взлетали ракеты разных цветов. За рекой начался обстрел леса.
А мы тихо отсиживались, наблюдая за действиями карателей. Одежда намокла от сырого снега. О кострах и речи быть не могло, даже курить и разговаривать было запрещено. Раненые корчились от боли, но не стонали. Медицинские сёстры ползали от одного к другому, окутывая их лоскутами парашютного шёлка, одеялами, обкладывали вещмешками. Чтобы как-то согреться, партизаны время от времени по очереди переползали с места на место. Лица их от холода посинели. Многие засыпали, и их приходилось будить для разминки. Кто-то шептал: «Вот бы сейчас костерок, хотя бы махонький». Всех стал мучить голод, но есть было нечего.
Не помню дня длиннее этого. Лихорадочное напряжение вот-вот могло разрядиться самым трагическим образом: стоило карателям только заглянуть в кустарник. Но, к нашему счастью, этого не случилось. День стоял мозглый, туманный, и фашистский «костыль» в воздух не поднимался» (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 231-232; «костыль» – неформальное название немецкого самолёта-разведчика и корректировщика Хеншель Hs-126).
В апреле бригада, пополняя расход боеприпасов и довооружаясь, принимала самолёты от Валдайской опергруппы. В конце апреля она сделала попытку выйти в свой район через д. Никандрова Пустынь, но вынуждена была отойти на юг. На 15 апреля 1943 г. (место базирования – д. Хлуполово в 25 километрах юго-восточнее пос. Славковичи) в составе бригады находилось 700 человек, в том числе управление и штаб (57 человек), отряды И.И. Грозного (141 человек), А.П. Нестерова (96 человек), А.А. Андреева (117 человек), А.И. Иванова (102 человека), С.Н. Чебыкина (106 человек), И.К. Шерстнева (81 человек), из них – 219 военнослужащих (19 человек – начсостав). Партийная и комсомольская организации бригады включали 33 члена ВКП(б), 55 кандидатов в члены ВКП(б) и 134 члена ВЛКСМ. В это время в бригаде служили 13 женщин. На вооружении 5-й ЛПБ имела 1399 винтовок, 232 автомата, 28 ручных пулемётов, 1 станковый пулемёт, 1 ПТР, 1 миномёт, 66 пистолетов и 6 раций (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.31).
Бригада продолжала предпринимать попытки перехода в указанный ей район действий – четырёхугольник железных дорог Витебской, Варшавской и Новгород-Батецкая-Луга, ограниченный с юга рекой Шелонь. 4-15 мая 1943 г. 5-я ЛПБ пыталась перейти железную дорогу Псков-Порхов и форсировать реку Черёха – бои с карателями шли в деревнях Тишково и Ладыгино. 9 мая 1943 г. из бригады был исключён отряд И.И. Грозного, который был обращён на формирование 4-й ЛПБ. В ночь с 15 на 16 мая с помощью проводника 5-я ЛПБ в составе отрядов С.Н. Чебыкина, В.В. Егорова, И.К. Шерстнёва форсировала реку Черёха и перешла железную дорогу Псков-Порхов в районе разъезда Кебь (отряды А.А. Андреева и А.П. Нестерова должны были выйти в новый район позднее, отвлекая карателей от основных сил бригады – в июне 1943 г. отряд А.А. Андреева был передан 4-й ЛПБ, а отряд А.П. Нестерова был рассеян карателями).
25 мая 1943 г. 5-я ЛПБ вышла в район пос. Струги Красные (д. Вязовка). До конца мая бригада в чрезвычайно сложных условиях маневрировала, не имея продовольствия и возможности добыть его через местное население, так как деревни были заняты гарнизонами противника. Тем не менее, командование бригады продолжало высылать диверсионные группы и группы с задачами поиска пленных и захвата документов противника, организовывать засады силами отрядов и групп. К концу июля 1943 г. с задания не вернулись 73 человека, большинство из которых своевременно не вышли на явки.
Основной район боевых действий 5-й ЛПБ, в котором она смогла закрепиться и развернуть боевую и политическую работу, включал Уторгошский, юго-западную часть Лужского, восточную часть Плюсского, юго-западную часть Батецкого, восточную часть Стругокрасненского, северо-восточную часть Порховского, северную часть Солецкого и Дновского районов.
29 августа 1943 г. 5-я ЛПБ была подчинена опергруппе ЛШПД при Волховском фронте, так как фактически уже с 28 июня бригада снабжалась именно этой опергруппой (Новгородские партизаны. С. 290).
Приказом № 011 по 5-й ЛПБ от 29 августа 1943 г. в целях удобоуправляемости, сохранения маневренности и способности вести короткий огневой бой состав бригады был впервые разбит на полки – был сформирован 1-й полк майора П.А. Скородумова. Полковая структура была закреплена приказом № 015 от 3 октября 1943 г., согласно которому шесть отрядов были объединены в 1-й (П.А. Скородумова) и 2-й (А.Ф. Тараканова) полки, напрямую бригаде подчинялись отряды №№ 99 (С.Н. Чебыкина) и 100 (В.В. Егорова) (Новгородские партизаны. С. 290-291). На основе отряда № 99 вскоре был сформирован 3-й полк (С.Н. Чебыкина). 31 октября 1943 г. на основе отряда № 100 в д. Остров Уторгошского района был сформирован 4-й полк (В.В. Егорова) из трёх отрядов в составе 341 человека (Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.1). Осенью 1943 г. численность 5-й ЛПБ была увеличена с 500 до 7000 человек. В начале 1944 г. в составе бригады были сформированы 5-й и 6-й полки.
В ведении комиссара 5-й ЛПБ находился большой комплекс задач. К ним относились: организация и руководство работой организационных троек, участие в организации народных партизанских судов и офицерских судов чести, руководство деятельностью политотдела бригады, работа с комсомольской молодёжью, политическая работа с местным населением, в том числе взаимодействие с представителями Церкви, жителями, завербованными оккупантами в свои воинские формирования, полицейские структуры и др., управление подпольными группами в районе действия бригады, руководство издательской деятельностью по подготовке газет, журналов, листовок. Комиссару помогали два его заместителя: по партийной и комсомольской работе. Комиссару напрямую подчинялись подпольные парторганизации. Работа подпольщиков была хорошо организована и законспирирована – каждый член подполья знал только одного руководителя, через которого он передавал информацию и получал задания.
Приказ № 017 от 10 октября 1943 г. требовал от партизан бригады препятствовать угону населения в немецкое рабство: каждому полку был указан район боевых действий (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.78-79). «Для поднятия населения на борьбу с отступающими бандитами Гитлера, с задачей парализовать движение противника на коммуникациях» 10 октября 1943 г. командование бригады организовало межрайонную тройку, которая возглавила власть в районе действий бригады и в ряде окружающих районов (Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.80-81). 19 октября 1943 г. за спасение мирных граждан от угона их немцами в рабство 5-й ЛПБ было присуждено Знамя Ленинградского штаба партизанского движения. Спасённые жители укрывались в хорошо организованных лесных лагерях. Здесь создавались отряды самообороны, которые не только охраняли лагеря, но и участвовали в боевых операциях бригады. Всего в 1943-1944 гг. 5-я ЛПБ спасла от угона в рабство и гибели более 100 тысяч человек.
Центром народного восстания в октябре-ноябре 1943 г. был Уторгошский район. Поддержанные партизанами бригады, жители разгромили гарнизоны и органы власти и создали свои органы власти в виде чрезвычайных троек (в Уторгошском, Стругокрасненском, Солецком, Батецком, Плюсском районах) и уполномоченных деревень, а также народные партизанские суды, которые разбирали дела предателей и изменников родины. В конце октября 1943 г. были упразднены суды в полках и отрядах с сохранением бригадного суда. Судебные функции были переданы местным органам власти, следственные мероприятия проводил особый отдел НКВД (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 337).
На тройки была возложена большая работа по организации снабжения партизанских соединений. С 16 октября 1943 по 1 февраля 1944 г. крестьяне населённых пунктов, входящих в районы деятельности троек, дали партизанам шерсти для катки валенок – 626 килограмм, готовых валенок – 255 пар, полушубков – 307 штук, тёплых рукавиц – 652 пары, тёплых носок – 331 пара, готовых овчин – 698 штук, старых овчин – свыше 1 тысячи штук, холста для маскхалатов и перевязки раненых – 2 тысяч метров, изготовили 230 пар лыж. Кроме того, в распоряжение партизанских отрядов и госпиталей передавались бельё, полотенца, подушки, одеяла, матрацы, простыни и другие вещи. В бригаде было введено обмундирование: 6 тысяч кадровых партизан были одеты в полушубки с разрезами, для комсостава из немецких шинелей были сделаны длинные бекеши с опушкой, конным партизанам разрешалось носить венгерки (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.201. Л.60об.).
В течение пяти дней в лесу на территории Стругокрасненского района был оборудован большой госпиталь на 100 коек, с баней, кухней и двумя вспомогательными зданиями для обслуживающего персонала (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.199. Л.14), отдельным помещением для выздоравливающих и большой конюшней на 35-40 лошадей (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.199. Л.37). К началу 1944 г. в освобождённых от оккупантов районах были больницы для гражданского населения, действовали 43 школы и 3 детских дома.
В Стругокрасненском районе во всех сельсоветах была развёрнута массовая политическая работа, направленная на организацию помощи партизанам: тройка (Н.А. Сергачёв, И.А. Алексеев, Г.Н. Антонов) и её уполномоченные провели более 120 собраний, на которых до населения была доведена информация о положении на фронтах, были поставлены вопросы об организации лесных лагерей и спасении советского населения от угона в немецкое рабство, об оказании помощи партизанам, о подготовке к севу и ремонте сельхозинвентаря. За 3,5 месяца от населения 12 организованных сельсоветов поступило: 155 тонн ржи, 15 тонн мяса и другие продукты. Отрядом тройки было угнано 150 коров из деревень, в которых расположились немецкие гарнизоны. Для обеспечения партизанских соединений одеждой и обувью тройка и её уполномоченные создали мастерские: портняжные, сапожные и другие, которые изготавливали полушубки и шубы, тёплые рукавицы, валенки и другие вещи.
22 января 1944 г. на собрании в д. Лазуни Стругокрасненского района жители, вдохновлённые сообщением об успехах наступающих войск Ленинградского и Волховского фронтов, приняли решение об организации обоза подарков партизанам, командирам и бойцам Красной армии: 23 января к дому, где работала тройка, подошло до 30 подвод, гружёных хлебом, мясом, тёплой одеждой и другими подарками (Ф.260. Оп.1. Д.199. Л.25).
«Благодаря планомерной политико-массовой работе и постоянной борьбе с проявлениями недисциплинированности в партизанских соединениях у населения с партизанами установились прочные и сердечные отношения. Везде, где бы только ни появлялись партизаны, они становились желанными гостями, им оказывался радушный прием и помощь. Между тройкой (Стругокрасненской – В.К.) и партизанскими отрядами была установлена и существовала самая тесная взаимосвязь. Тройка опиралась на их боевую силу, а партизаны снабжались и обеспечивались тройкой продуктами и одеждой» (Ф.260. Оп.1. Д.199. Л.16-17).
В конце 1943 – начале 1944 г. в ряды 5-й ЛПБ вступило много молодых партизан из числа молодёжи, несколько лет жившей под властью оккупантов. Идеологическая работа с ними также ложилась на плечи комиссара бригады и политработников. 29 октября 1943 г. в 25-ю годовщину создания комсомола в д. Видони Уторгошского района, где тогда находился штаб 5-й ЛПБ, в здании школы состоялась подпольная комсомольская конференция. Организатором её стал заместитель комиссара по комсомольской работе Г.А. Бабенко. На конференции юным народным мстителям были вручены билеты членов ВЛКСМ, а 12 комсомольцам передано почётное оружие от имени ЦК ВЛКСМ. Ленинградским обкомам ВКП(б) и ВЛКСМ была отправлена радиограмма, получены ответные радиограммы.
Резолюция конференции гласила: «Мы даём клятвенное обещание повысить боевую активность молодых партизан, сделать всё для того, чтобы весь народ в оккупированных немцами районах от мала до велика поднялся на вооружённое восстание против гитлеровских бандитов. […]». Обращаясь к комсомольцам, конференция призывала каждого открыть счёт истреблённых гитлеровцев, защищать мирных советских граждан от угона в плен и имущество от разграбления оккупантами, ежедневно расширять вооружённое восстание, разрушать коммуникации врага (В тылу врага. 1943 г. С. 224-225).
В бригаде с самого начала её существования была установлена жёсткая дисциплина. Командование пресекало случаи мародёрства, грабежа, насилия со стороны отдельных партизан и провокационных бандитских групп. В соответствии с приказом ЛШПД виновных ждал публичный суд и расстрел перед строем (Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.27, 85). Расстрел как мера наказания применялся и в случае повторного сна на посту (Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.32). 30 октября 1943 г. согласно приказу № 023 при полках бригады были введены штрафные команды. В штрафную команду зачислялись лица, нарушившие партизанскую клятву, проявившие трусость, малодушие в боях и при выполнении задания, проявившие халатность в несении караульной сторожевой службы, что может стоить крови не только допустившего халатность, но и жизни товарищей. Зачисление и освобождение из команды производились только по письменному приказу командования полков с предоставлением копий приказов командиру бригады. Опыт создания штрафных групп применялся А.В. Германом в 3-й ЛПБ, где была доказана эффективность такой меры наказания.
Бригада вела беспощадную борьбу с предателями из местного населения – к 31 июля 1943 г. было расстреляно 95 предателей, в том числе 15 гестаповцев, 7 полицейских, 1 террорист, 72 агента полиции. Имущество расстрелянных подлежало конфискации, дома сжигались (Ф.260. Оп.1. Д.198. Л.43).
В районе ответственности 5-й ЛПБ издавались печатные органы. Систематически (3 раза в неделю) выходили газета 5-й ЛПБ «Партизанская месть», большое количество листовок и ежедневных сводок Совинформбюро. Выпуск газеты был начат с получением бригадой походной типографии. Редактором был назначен бывший редактор газеты Поддорского района «Большевистское знамя» М.Г. Абрамов. С 1 сентября 1943 по 5 марта 1944 г. вышло 48 номеров бригадной газеты тиражом 39 тысяч экземпляров и 75 наименований листовок тиражом 23300 экземпляров (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 315). Газета широко распространялась в Шимском, Батецком, Уторгошском, Солецком районах.
18 января 1944 г. начала выходить газета окружкома ВКП(б) «За Ленинград». В конце 1943 г. в Дновском районе был типографским способом отпечатан рукописный литературный журнал бригады «Партизан». Тройка Дновского района (К.Г. Тетерин, М.И. Елкин, З.В. Николаева) в январе-феврале 1944 г. подготовила к выпуску несколько номеров газеты «Дновец».
Важной частью работы с населением было хорошо организованное взаимодействие бригады с представителями Церкви. Священники использовались как агентурные разведчики, участвовали в заседаниях партизанских судов и даже отличились в боевых операциях бригады. В лесном лагере в д. Буйно Уторгошского района с разрешения 5-й ЛПБ была оборудована молельня (ГАНИНО. Ф.260. Оп.1. Д.199. Л.30).
В январе 1944 г. по решению Ленинградского обкома ВКП(б) на территории, контролируемой партизанами 5-й ЛПБ, был создан окружной комитет ВКП(б). Его создание было обусловлено ростом партизанских соединений, необходимостью координирования их действий, ведения постоянной работы среди населения. 8 января 1944 г. был определён состав окружкома: в его состав вошли бывший секретарь Оредежского райкома ВКП(б) И.И. Исаков (секретарь окружкома), К.Д. Карицкий, И.И. Сергунин, редактор бригадной газеты М.Г. Абрамов, председатель Стругокрасненской тройки Н.А. Сергачёв, комиссар 4-го полка Н.И. Руднев, комиссар 2-го полка А.П. Архипов и заместитель комиссара бригады А.А. Сачков. В 1944 г. окружком провёл три заседания. «Окружной комитет ВКП(б) сосредоточил в своих руках руководство всей боевой деятельностью партизан Центрального повстанческого края, районных чрезвычайных троек, сельсоветов, народных судов, подпольных партийных и комсомольских организаций. Он возглавлял всю партийно-политическую работу среди партизан и населения в тылу врага» (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 343).
С началом Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции 14 января 1944 г. партизаны ленинградских бригад активно взаимодействовали с наступающими частями, координировали проведение боевых операций с задачами Ленинградского и Волховского фронтов. 3 февраля 1944 г. на территории Уторгошского района противнику удалось окружить группу соединений 8-й армии Волховского фронта: 256-ю стрелковую дивизию, некоторые части 372-й стрелковой дивизии, отдельные подразделения 7-й гвардейской танковой бригады и других соединений. Чтобы предотвратить разнобой в действиях этих частей и организовать сопротивление врагу, временное командование ими приняли К.Д. Карицкий и И.И. Сергунин. Партизаны выделили красноармейцам продовольствие, боеприпасы, установили связь между частями и поставили им задачи. Раненых и больных разместили в партизанских госпиталях. 6 февраля в расположение окружённых войск прибыл командир 256-й стрелковой дивизии А.А. Козиев. Он вступил в командование окружённой группой и 2-м полком 5-й ЛПБ. В результате упорных боёв в ночь на 16 февраля кольцо окружение было прорвано.
Партизаны наносили удары по коммуникациям, по которым осуществлялся отход немецких войск. 16-18 февраля 1-й и 4-й полки 5-й ЛПБ вели бои на шоссе Ленинград-Псков (участок Луга-Николаево), которое стало основной коммуникацией отступающих частей 18-й армии вермахта. «В некоторых местах образовывались пробки по тысяче и более автомашин, и тут появлялась наша авиация…  – писал И.И. Сергунин. – Многие километры шоссе представляли собой сплошное кладбище разбитой техники» (Сергунин И.И. Давали клятву партизаны. С. 355). 3-й и 5-й полки бригады прочно блокировали асфальтированное шоссе Уторгош-Николаево: с 11 февраля здесь пытались прорваться части любанско-чудовской и новгородской группировок врага.
За героические дела и большую помощь войскам Красной армии при прорыве блокады Ленинграда 5-я ЛПБ была награждена Красными знамёнами Володарского и Московского райкомов ВКП(б) и райисполкомов Ленинграда. 22 февраля 1944 г. с окончательным освобождением определённого ей района действий 5-я ЛПБ завершила свой боевой путь. К этому времени в состав шести полков бригады входило более 7 тысяч человек (по 1,5-2 тысячи человек в полку).
6 марта 1944 г. бригада прибыла в Ленинград. Личный состав бригады был построен на площади напротив исполкома Московского райсовета Ленинграда. Комбриг К.Д. Карицкий доложил начальнику ЛШПД М.Н. Никитину о прибытии бригады, результатах её боевой деятельности и готовности и далее выполнять любое задание Родины. Торжественный партизанский парад прошёл по маршруту Международный проспект – Садовая улица – Марсово поле.
За отличие в период Великой Отечественной войны Иван Иванович Сергунин был награждён орденами Красной Звезды (30 июля 1942 г.), Отечественной войны II степени (18 апреля 1943 г.), медалями «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (2 апреля 1943 г.), «За оборону Ленинграда» (29 февраля 1944 г.), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945 г.), «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945 г.), орденом Отечественной войны I степени (1985 г.). 2 апреля 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР ему в числе других партизан Ленинградской области было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди партизан 5-й бригады этого звания также были удостоены командир бригады К.Д. Карицкий, командир 2-го полка А.Ф. Тараканов, командир 4-го полка В.В. Егоров и заместитель командира по разведке 3-го полка Д.И. Соколов.

Документы