Главная   Раздел I   Раздел II   Раздел III   Раздел IV
Из истории поиска и увековечения павших участников
Великой Отечественной войны в Новгородской области

Раздел 1. Из истории Великой Отечественной войны на новгородской земле

В 2014 г. в России была установлена новая памятная дата – День Неизвестного Солдата, которая отмечается 3 декабря. Соответствующие поправки были внесены в Федеральный закон от 13 марта 1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России».

Памятная дата установлена в целях увековечения памяти, воинской доблести и бессмертного подвига российских и советских воинов, погибших в боевых действиях на территории нашей страны и за её пределами, чьи имена остались неизвестными. 3 декабря 1966 г. в ознаменование 25-летней годовщины разгрома немецких войск под Москвой прах неизвестного солдата был перенесен из братской могилы на 41-м километре Ленинградского шоссе к стенам московского Кремля и торжественного похоронен в Александровском саду. 8 мая 1967 г. на могиле Неизвестного Солдата в Москве был зажжен Вечный огонь.

В Великой Отечественной войне Советский Союз потерял 26,6 млн. чел. Сведения о численности пропавших без вести и попавших в плен военнослужащих рознятся. По данным статистического исследования, в период Великой Отечественной войны (22 июня 1941 – 9 мая 1945 г.) и войны с Японией (9 августа – 2 сентября 1945 г.) Красная Армия и Военно-Морской Флот потеряли пропавшими без вести и попавшими в плен 4455620 чел., что составляет 39,4 % от общих безвозвратных потерь (11285057 чел.). Потери пограничных войск и внутренних войск НКВД СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили  более 100 тыс. чел. К пропавшим без вести отнесены неучтенные потери первых месяцев войны, т.к. воинские части не представили донесений о судьбе своих военнослужащих (Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. М., 2001. С. 227, 237, 239). По разным данным, 2-2,5 млн. чел. пропали без вести и попали в плен в первые месяцы войны (49 % от всего числа военнопленных за период войны), 1,3 млн. чел. – в результате поражений лета 1942 г. (33 % от общего числа). По данным Российского Генштаба, на заключи­тельном этапе войны за первых три месяца 1945 г. пропали без вести либо были взяты в плен 51459 красноармейцев, а с апреля и вплоть до 9 мая 1945 г. – еще 17178 солдат и офицеров (Ерин М.Е. Советские военнопленные в нацистской Германии 1941-1945 гг. Проблемы исследования. Ярославль, 2005. С. 37.).

В Государственном архиве новейшей истории Новгородской области находятся на хранении документы, связанные с призывом коммунистов, комсомольцев, а также руководителей различного уровня в Красную Армию и партизанские формирования.

При изучении списка призванных в Красную Армию в июне-июле 1941 г. председателей колхозов Опеченского района (ныне в составе Боровичского района) (73 чел.) и сверке данных с обобщенным банком данных «Мемориал» (http://www.obd-memorial.ru) удалось установить, что около 40 чел. из включенных в список не вернулись домой, в том числе 20 чел. пропали без вести (Пётр Михайлович Репичев, Иван Ефимович Никулин, Михаил Иванович Конторин, Семён Сергеевич Сергеев, Феоктист Вавилович Васильев, Василий Николаевич Сысоев, Григорий Степанович Степанов, Иван Степанович Иванов, Борис Степанович Степанов, Евгений Григорьевич Григорьев, Иван Спиридонович Смекалов, Яков Андреевич Веселов, Николай Николаевич Бойцов, Виктор Иванович Иванов, Алексей Иванович Фёдоров, Василий Иванович Мягков, Михаил Семёнович Соколов, Сергей Васильевич Архипов, Николай Ефимович Рысев, Иван Фёдорович Иванов). Яков Дмитриевич Дмитриев и Василий Леонтьевич Аверьянов были освобождены из плена. Многие погибли и пропали без вести в начале войны, вскоре после призыва в армию (Михаил Ефремович Ефремов погиб 25 июля 1941 г., Иван Фролович Фролов – 22 августа 1941 г., будучи в 202-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта, Григорий Степанович Степанов пропал без вести 31 августа 1941 г.).

В годы войны вся оккупированная захватчиками территория была опутана сетью лагерей для военнопленных и гражданского населения. Из 18 млн. чел., прошедших через лагеря смерти в 1939-1945 гг., гитлеровцами и их пособниками было уничтожено не менее 11 млн. узников всех национальностей (Ерин М.Е. Указ. соч. С. 3.). Предполагается, что к началу 1944 г. умерли 3,3 млн. советских военнопленных, за весь период войны – более 4 млн. чел. Областная комиссия по учету злодеяний и разрушений немецко-фашистских захватчиков во время оккупации немцами Новгородской области к 15 декабря 1945 г. установила, что за период оккупации гитлеровцы уничтожили в 17 районах области 14703 мирных жителя и 185760 военнопленных. По данным списка лагерей смерти в Новгородской области, составленном в 1969 г., за годы оккупации в лагерях были уничтожены около 170 тыс. чел.

Наибольшее число военнопленных погибло в Демянском и Чудовском районах. В Чудовском районе крупные лагеря военнопленных располагались в совхозе «Коммунар» и на ст. Чудово-2, в Демянском районе – в местечке Попово болото (в 1976 г. на месте лагеря был открыт мемориал памяти воинов Северо-Западного фронта).

По современным данным областного военкомата, с территории Новгородской области в период Великой Отечественной войны было призвано 192908 чел. Из них 122593 чел. погибли, умерли и пропали без вести в годы войны. К концу Великой Отечественной войны в живых оставались 70315 чел.

В сравнении численности населения районов Новгородской области на 1 января 1940 г. и 1 января 1945 г. разница составляет 538242 чел. (1117347 и 579105 чел. соответственно) (Книга Памяти. Новгородская область в годы Великой Отечественной войны: материалы, документы, исследования. Новгород, 1996. С. 242, 245).

В Новгородской области сейчас находится 612 воинских захоронений, в которых покоятся 532395 чел. (известны имена 256123 чел.). Безвозвратные потери фронтов, которые продолжительное время вели бои на территории Новгородской области, составили: Северо-Западного (1941-1943 гг.): 455325 чел. (192441 чел. – пропало без вести и попало в плен), Волховского (1941-1944 гг.): 298623 чел. (89323 чел. – пропало без вести и попало в плен) (Россия и СССР в войнах ХХ века. С. 323, 343).

Документы