Раздел 1. «Он под стать своим героям…»

(биографические сведения о Д. М. Балашове).


Дмитрий Михайлович Балашов родился в ночь с 7 на 8 ноября 1927 г. в Ленинграде в семье актёра Театра юного зрителя Михаила Михайловича Гипси (Кузнецова) и театрального художника Анны Николаевны (в девичестве Васильевой) (слайд 1).При рождении он получил имя Эдвард, которое позднее сменил на Дмитрий (8 ноября отмечается день памяти великомученика Дмитрия Солунского). Кроме него, в семье также был младший сын – Григорий.

До Великой Отечественной войны будущий писатель учился в 1-й образцовой школе в Соляном переулке (ныне школа № 181), занимался в кружках во Дворце пионеров (размещался в Аничковом дворце на Фонтанке), в том числе рисунком и живописью – в студии К. А. Кордабовского.

О предвоенном и военном времени Д. М. Балашов кратко писал в «Автобиографии» (1999 г.): «До войны – школа, "примитивная бедность", горячо любимая мать. Затем – блокада, смерть отца от голода. Весной 1942-го [–] эвакуация. Едва живые, приезжаем в Сибирь, на горный рудник. Молодость, бедность, школа» (слайд 2).

Впоследствии Дмитрий Михайлович был награжден знаком «Жителю блокадного Ленинграда» (слайд 3). Тема блокады не перестала волновать писателя и спустя много лет после войны. Сохранились черновики и наброски произведения – рассказа или драмы, – которое так и не было закончено (слайд 4).

В эвакуации Анна Николаевна с сыновьями жила на руднике Берикуль в Кемеровской области, работала воспитателем в детдоме. После снятия блокады семья вернулась в Ленинград (слайд 5). Закончив 10 классов, в 1945 г. Д. М. Балашов поступил на театроведческое отделение Театрального института на Моховой ул. Продолжал он бывать и в студии К. А. Кордабовского, где писал натюрморты. В 1947 г. Дмитрий Михайлович впервые посетил Новгород. Свидетельством первого знакомства с городом, разрушенным войной, стали рисунки новгородских храмов. Древнерусские города влекли к себе художника, и в 1948 г. он побывал в г. Пскове. 28 августа 1948 г. газета «Псковская правда» опубликовала письмо Д. М. Балашова «Сохраним памятник страны», в котором 20-летний студент Театрального института горячо выступал за срочное спасение уникальной росписи начала XIV века в соборе Снетогорского монастыря (слайд 6). Через несколько лет Дмитрий Михайлович попытался изложить свои впечатления от поездки в виде рассказа, о чем свидетельствуют черновики и наброски (слайд 7).

В1950 г. Д. М. Балашов защитил дипломную работу «Борьба Щедрина с либеральной и реакционной драматургией за демократизм и реализм искусства русского театра (в 60-х, 70-х и начале 80-х годов)». Местом работы начинающий специалист выбрал г. Кириллов, где находилась Вологодская областная культпросветшкола. Север уже тогда притягивал к себе будущего писателя и исследователя русского фольклора. 

В г. Кириллове Дмитрий Балашов жил в одной из келий бывшего Кирилло-Белозерского монастыря. Районный центр Вологодской области во многом не оправдал надежд молодого работника культуры. В первую очередь, после Ленинграда Балашова угнетала острая нехватка литературы, о чем он сообщал матери в дневнике-письме от 1 сентября 1950 г.: «Сижу в Кириллове. Ничего нет, ни одного пособия – совершенно. <…>. Книги мне нужно выписывать из Вологды. Но: я не знаю, что выписывать. <…>. Ах, как мне понадобилась бы часть моей библиотеки! У меня в сборн[ика]х "Вопр[осы] реставрации" – о Рублёве, Курбатов – по архитектуре Петербурга старого дал бы и т. д. Не говорю уж о Палешанах – у меня ведь есть курсик прикладное иск[усст]во – вот и показать Голикова-то, "Слово"-то! и т. д.» (слайд 8). Д. М. Балашов просил мать обратиться к О. А. Спициной или Т. И. Формаковской за помощью в составлении списка литературы, необходимой по программе.

Первый опыт самостоятельной жизни в отдалённой провинции оказался для Дмитрия Михайловича серьёзным испытанием. Разногласия с местным руководством окончательно вынудили Д. М. Балашова покинуть г. Кириллов летом 1951 г. В апреле 1952 г. он устроился преподавателем основ советского искусства и режиссуры в Новгородскую областную культпросветшколу, которая тогда располагалась в г. Окуловке, но через два месяца снова вернулся в Ленинград.

В последующие годы Д. М. Балашов трудился лаборантом в средней школе, рабочим в Московском парке Победы, художником в производственно-технической конторе Центрального парка культуры и отдыха им. Кирова, руководителем театрального кружка в Доме пионеров в г. Зеленогорске. В 1953 г. он прошёл учебные сборы при ДОСААФ и получил воинскую специальность моториста, о чем свидетельствует военный билет (слайд 9).

Это время было ознаменовано для Дмитрия Михайловича напряженным поиском своего жизненного пути. В 1957 г. он был принят научно-техническим сотрудником в Институт русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР (слайд 10). Внимание Д. М. Балашова привлекли семинары по фольклору, которые вела Анна Михайловна Астахова. Она же стала его руководителем в аспирантуре института в 1957-1960 гг. (слайд 11). Кандидатскую диссертацию  «Древняя русская эпическая баллада» (1962 г.) Дмитрий Михайлович защитил, когда уже работал сотрудником Института языка, литературы и истории Карельского филиала Академии наук СССР в г. Петрозаводске (слайд 12).

В конце 1960-х гг. Д. М. Балашов оставил работу в институте и, вложив гонорар за повесть «Господин Великий Новгород» в покупку дома и обустройство хозяйства в д. Чеболакша Кондопожского района на берегу Онежского озера, уехал из г. Петрозаводска.

11 ноября 1970 г. после тяжёлой болезни умерла мать Дмитрия Михайловича. Её светлой памяти писатель посвятил роман «Марфа-Посадница», рукопись которого Анна Николаевна успела прочитать незадолго до смерти. Многие черты матери Балашов увековечил в образе новгородской боярыни.

В Чеболакше писатель вёл настоящий крестьянский образ жизни, проверял и утверждал на собственном примере бытовые подробности, упоминаемые на страницах его исторической прозы (Башинский В. Р. Моя школа / Коняев Н. М. Дмитрий Балашов. На плахе. М., 2008. С. 214) (слайд 13).

В 1976 г. Д. М. Балашов стал членом Союза писателей СССР (слайд 14) и Литературного фонда Союза писателей СССР (слайд 15). В 1977 г. он получил квартиру в г. Петрозаводске, но продолжал жить и работать в Челобакше. Деревня постепенно пустела, через несколько лет здесь отключили электричество. Непонимание со стороны местного начальства и конфликт с одним из жителей не раз грозили сорвать начатую Балашовым грандиозную работу над романами цикла «Государи Московские». Зимой 1983 г. сгорел дом в Чеболакше.

Из Карелии Дмитрий Михайлович по совету друга, художника-реставратора С. В. Ямщикова, переехал в Псковскую область, но вскоре остановил выбор на Новгороде. В том же 1984 г. Балашов исполнил эпизодическую роль художника-патриота в фильме «Господин Великий Новгород» (см. раздел 2). Он решил остаться в древнем городе, прошлое которого когда-то вдохновило его обратиться к большой исторической прозе. В 1987 году писатель отметил юбилей со дня рождения (слайд 16).

Исторические труды Д. М. Балашова принесли ему не только широкую известность в стране, но и признание (слайд 17). В 1987 г. Дмитрию Михайловичу присвоили звание «Ветеран труда», в 1988 г. – почётное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР». С 1 января 1989 г. по постановлению комиссии горисполкома он стал персональным пенсионером местного значения. 19 мая 1997 г. «за большой личный вклад в пропаганду исторического значения города, заслуги в литературной и общественной деятельности» Д. М. Балашову было присвоено звание «Почётный гражданин Новгорода». Вклад писателя в русскую литературу нашёл признание в виде литературной премии им. Л. Н. Толстого (1996 г., за цикл романов «Государи Московские»), Первой международной премии святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (1997 г.), Большой российской литературной премии (1997 г., за роман-трилогию «Святая Русь»). В 1997 г. в Новгородской областной филармонии состоялось празднование 70-летия Д. М. Балашова (слайд 18). К юбилею Тверской областной академический театр драмы приурочил постановку на сцене новгородского Малого театра моноспектакля «Михаил Тверской» по роману «Великий стол» (слайд 19). Впервые драматическое произведение было поставлено в г. Калинине (автор инсценировки, режиссёр и исполнитель – Г. Н. Пономарёв, музыкальное оформление – Г. М. Слободкин).

Председатель Новгородской писательской организации Б. С. Романов так писал о Д. М. Балашове к его 70-летию: «…Балашов не придумывает историю и не изукрашивает ее – он ее объясняет, вливает свое вино в прозрачный древний сосуд. Когда сосуд наполняется всклень, без пустот и пузырей – немыслим раздрай между формой и содержанием: слова точно и плотно заполнили объем романа, люди и события так же точно и плотно вошли в то, что было» (Романов Б. С. Словутый мастер // Новгород. 1997. 6 ноября).

Дмитрий Михайлович не мог смириться с тем положением, в котором оказалась страна после распада СССР. Невзгоды и трудности сложного времени он испытал и на себе, о чём с горечью поведал в статье-исповеди «Хватит!» (слайд 20). В интервью газете «Возрождение» (Санкт-Петербург, 1996, № 5(7)) романист сравнил духовное состояние России 1990-х гг. с состоянием Византии накануне её окончательного захвата турками.

У Дмитрия Михайловича были большие жизненные и творческие планы. Вместе с сыновьями он строил и обустраивал дом в д. Козынево Новгородского района, где проводил много времени за работой. В последние годы жизни Балашов активно писал и выступал, часто встречался с друзьями (слайд 21), будто предчувствуя скорый трагический исход.

17 июля 2000 г. Дмитрий Михайлович Балашов был убит в д. Козынево. Похоронен в г. Зеленогорске (Санкт-Петербург), рядом с могилой матери (слайд 22). По факту убийства было проведено расследование, состоялся судебный процесс (слайд 23).

Гибель Дмитрия Михайловича оказалась потрясением для всех, кто любил и знал его лично, был поклонником его творчества, сторонником его взглядов. Задачами ближайшего будущего стали увековечение памяти русского писателя и учёного и широкая пропаганда его художественного, публицистического и научного наследия. Памяти Д. М. Балашова был полностью посвящён октябрьский номер вестника «Славянский Ход» (г. Мурманск) за 2000 г. (слайд 24). Авторами очерков выступили его близкие, друзья и даже те, кто сохранил в душе воспоминания о единственной встрече с писателем. Участник первого Дня славянской письменности в г. Мурманске В. Бондаренко подвёл такой итог жизненного пути Балашова: «Сам Дмитрий Михайлович своего часа не пропустил. Он творил реальную историю России не только своими знаменитыми книгами <…>, он творил реальную историю России и своей жизнью. Страстный проповедник, неистовый ревнитель, друг и последователь Льва Гумилева. Державник, увлеченный красотой имперского замысла. Путешественник, исходивший пешком с фольклорными экспедициями весь Русский Север. Боец, не кланявшийся пулям под Дубоссарами, где вместе с русскими добровольцами отстаивал Приднестровье от румынской оккупации» (слайд 25).

В ноябре 2001 г. состоялись Первые Балашовские чтения. Центр культуры В. И. Поветкина «Музыкальные древности» подготовил к чтениям выставку «Балашов-художник». Важным дополнением к Всероссийским чтениям стали Юношеские Балашовские чтения, которые с 2002 г. проходят в Центральной городской библиотеке им. Д. М. Балашова (ул. Т. Фрунзе-Оловянка, д. 7). Чтениям сопутствуют конкурсы творческих работ и рисунков, посвящённых Балашову. Неоднократно к чтениям были приурочены выставки архивных документов из фонда ГАНИНО. Материалы чтений и некоторые документы из фонда архива публиковались в сборниках.

На доме № 21/29 по Никольской ул. (бывшей Суворовской ул.) 17 июля 2001 г., в годовщину гибели Дмитрия Михайловича, была установлена мемориальная доска. Её текст гласит: «В этом доме с 1984 по 2000 год жил исследователь народной культуры, русский писатель, историк, Почетный гражданин Великого Новгорода Дмитрий Михайлович Балашов (1927-2000 гг.)». Важную роль в создании памятного места сыграло письмо-обращение сотрудников Центра культуры В. И. Поветкина «Музыкальные древности» к заместителю председателя городской Думы С. Э. Бессонову от 20 апреля 2001 г. (слайд 26). В письме Владимир Иванович и его коллеги существенно дополнили содержание доски, отметив исследовательские заслуги Д. М. Балашова «в области русского былинного эпоса, жанра баллады, сказки, народного театра, обрядовой песенной традиции».

Директор Центра культуры «Музыкальные древности» В. И. Поветкин также ратовал за создание музея в квартире Д. М. Балашова. В соответствии с предложением была организована рабочая группа из представителей администрации города, писательской организации, музея-заповедника и жилищно-эксплуатационного предприятия, но музей-квартира в Великом Новгороде так и не появилась. Тем не менее, в 2008 г. музей писателя (руководитель – Ольга Николаевна Балашова) был создан в Центральной городской библиотеке, которая с 8 июля 2002 г. носит имя Д. М. Балашова. На территории библиотеки с 1 сентября 2002 г. также действует Балашовский центр исторического чтения. Сотрудники учреждения разработали программу и подготовили методические рекомендации в помощь учителю по изучению творческого наследия Д. М. Балашова.



1. Д. М. Балашов с родителями: Анной Николаевной и Михаилом Михайловичем Гипси. [1930-е гг.]
Из личного архива О. Н. Балашовой.[вернуться]



2. Начало автобиографии Д. М. Балашова. 1999 г. [вернуться]




3. Удостоверение Д. М. Балашова к знаку «Жителю блокадного Ленинграда». 2 июля 1990 г. [вернуться]




4. Отрывок из набросков к рассказу Д. М. Балашова о блокадном Ленинграде. Автограф. [1960 г.] [вернуться]




5. Д. М. Балашов (справа) с братом Григорием и матерью Анной Николаевной в послевоенное время.
Из личного архива О. Н. Балашовой.[вернуться]




6. Письмо Д. М. Балашова о спасении росписи Снетогорского монастыря, опубликованное
в газете «Псковская правда» (№ 170(955)). 28 августа 1948 г. [вернуться]




7. Из рассказа Д. М. Балашова о поездке в г. Псков. Автограф. [1958 г.] [вернуться]




8. Из дневника Д. М. Балашова в форме письма матери. Автограф. 1 сентября 1950 г. [вернуться]




9. Военный билет Д. М. Балашова. 31 марта 1963 г. [вернуться]




10. Д. М. Балашов во время учёбы в аспирантуре Института русской литературы (Пушкинский Дом)
Академии наук СССР. 1950-е гг. Из личного архива О. Н. Балашовой. [вернуться]




11. Удостоверение аспиранта Института русской литературы (Пушкинский Дом)
Академии наук СССР Д. М. Балашова. 31 декабря 1957 г. [вернуться]




12. Шуточная челобитная в дирекцию Института языка, литературы и истории Карельского филиала Академии наук СССР, составленная Д. М. Балашовым от лица сотрудников сектора литературы и народного творчества. 1963 г. [вернуться]




13. Д. М. Балашов в Карелии во время сенокоса. [1979 г.] Из личного архива О. Н. Балашовой.[вернуться]




14. Слева направо: писатели Ч. Т. Айтматов, С. П. Залыгин, Д. М. Балашов в Карелии. 1970-е гг.
Из личного архива О. Н. Балашовой.[вернуться]




15. Членский билет Литературного фонда СССР ордена Ленина Союза писателей СССР
на имя Д. М. Балашова. 26 июня 1976 г. [вернуться]




16. Приглашение на творческий вечер, посвящённый 60-летию Д. М. Балашова. 1987 г. [вернуться]




17. Д. М. Балашов в рабочем кабинете. 1990-е гг. Из личного архива О. Н. Балашовой.[вернуться]




18. Приглашение на торжественный вечер и прием 8 ноября 1997 г. в честь 70-летия Д. М. Балашова. 1997 г. [вернуться]




19. Приглашение на моноспектакль «Михаил Тверской» по роману Д. М. Балашова «Великий стол». 1997 г. [вернуться]




20. Из статьи «Хватит! (Исповедь исторического романиста)». Авторизованная машинопись. 1995 г.  [вернуться]




21. День славянской письменности и культуры. Д. М. Балашов с создателем и руководителем Центра культуры «Музыкальные древности» в Великом Новгороде Владимиром Ивановичем Поветкиным. 24 мая 2000 г.
Из личного архива О. Н. Балашовой.[вернуться]




22. Некролог на смерть Д. М. Балашова в газете «Советская Россия» (№ 82(11977)) от членов
Союза писателей России и редакций литературных журналов. 20 июля 2000 г. [вернуться]




23. Статья Г. Сазонова «Последняя страница драмы» в газете «Труд» (№ 85(24043)),
посвящённая судебному процессу по делу об убийстве Д. М. Балашова. 22 мая 2002 г. [вернуться]




24. Заметка Т. Рыжовой «Простите нас» в газете «Славянский Ход» (№ 7-8 (25)),
посвящённая памяти Д. М. Балашова. Октябрь 2000 г. [вернуться]




25. Очерк В. Бондаренко «Певец из русского стана» в газете «Славянский Ход» (№ 7-8 (25)),
посвящённый памяти Д. М. Балашова. Октябрь 2000 г. [вернуться]




26. Обращение сотрудников Центра культуры В. И. Поветкина «Музыкальные древности» к заместителю председателя городской Думы С. Э. Бессонову о внесении дополнения в текст мемориальной доски Д. М. Балашову. 20 апреля 2001 г. [вернуться]